Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
Суббота
11.07.2020, 03:52

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Главная ветараны Мой профильРегистрация ВыходВход
Логотип библиотеки

Меню сайта
 

ВАЖНО!
Важная [2]
Важная информация, которая должна определенное время быть сверху всей информации

Форма входа

Новости культуры

Статистика
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Слава герою.

12 марта 1999 года Герою Советского Союза Степану Савель­евичу Станчеву исполняется 80 лет. Всю свою сознательную жизнь он находится в гуще событий, на переднем крае нашей жизни.
С детских лет мечтал Степан стать военным, но в военное учи­лище не попал по состоянию здо­ровья. Другой бы загоревал, разо­чаровался. Но не таков был Станчев. Весною 1939 года он окончил 10 классов средней школы №20 поселка Каменоломни, а осенью того же год ушел добровольно в Красную Армию. В армии стано­вится сапером. Служил в Запад­ной Белоруссии, а потом в Прибал­тике. Накануне войны его избира­ют комсоргом роты.
С первого дня войны он сража­ется с врагом.
Было все: и, тяжелые бои, и отступления, и горечь утрат. Били нас, били и мы. Не было еще опыта, плохая организация, были сла­бее, вспоминает Станчев, - но постепенно накапливался опыт войны.
В начале 1942 года Степан Стан­чев был уже старшим сержантом, заместителем командира взвода. Это было под Москвой, Станчев вместе с разведчиками ходил по вражеским тылам, захватывали языков, взрывали важные объек­ты. Однажды сидели в засаде у дороги. Показалась легковая ав­томашина, в нее полетели грана­ты. Среди пленных оказался на­чальник штаба немецкой дивизии, давший на допросе ценные све­дения. За этот подвиг участники захвата были награждены.
12 марта 1942 года начальник политотдела саперного подразде­ления вручал партийные билеты. Уже несколько бойцов их получили. Наконец, вызвали и Станчева. При­ятное совпадение. 12 марта 1919 родился, а 12 марта 1942, то есть в день рождения, 23-х-летнему Степану Станчеву вручили партийный билет.
Возвратившись к себе во взвод, молодой коммунист в тот же день отличился в на­ступательном бою. Когда по­гиб командир взвода, Стан­чев принял командование на себя, и взвод успешно выпол­нил боевую задачу. На сле­дующий день Станчева выз­вали в штаб отдельного са­перного батальона и сказа­ли, что он должен ехать учиться.
Ровно через год в марте 1943 Станчев стал лейтенан­том. Сбылась его мечта. Он был назначен командиром взвода в отдельный понтонно-мостовой батальон.
Вскоре началось наступление войск центрального фронта, в составе которых находился и батальон понтонеров. Они обеспечивали стремительное продвижение советских танкистов через водные преграды. Через некоторое время Станчеву присваивают звание старшего лейтенанта и назначают командиром роты.
Солдаты часто просили своего командира рассказать о славных делах понтонеров, о том, за что правительство наградило его орденами Красного Знамени, Крас­ной Звезды, “Отечественной войны” II-й степени. И он рассказывал, как при форсировании Днепра севернее Ки­ева в конце октября 1943 его понтонеры под артиллерийским огнем и бомбежками переправляли солдат, орудия и танки. Станчев рассказывал им о том, как саперы ночью построи­ли наплавной мост, который на день уводили подальше от места перепра­вы и маскировали, а вечером снова приводили на место и по нему всю ночь переправлялись войска на дру­гой берег.
В какой бы тяжелой обстановке не приходилось выполнять боевые задания, солдаты всегда видели рядом своего командира роты, ко­торый показывал им пример самоотверженного выпол­нения воинского долга. Отважно и умело действовал Станчев при форсировании реки Одер в районе города Кебен в ночь с 25 на 26 ян­варя 1945 года. Когда его рота прибыла к месту фор­сирования реки, здесь со­здалась довольно сложная обстановка. С более высо­кого берега противник об­стреливал на восточном берегу наши войска артил­лерийским и минометным огнем. Где-то выше по тече­нию реки фашисты открыли шлюз, в результате чего уро­вень воды поднялся, по всей ширине реки поплыли льди­ны и шуга ночью пантонеры с большим трудом, под обстрелом соорудили па­ром и погрузили на него че­тыре орудия и более ста бойцов:
Под огнем врага паром причалил к западному бере­гу. Станчев первым соско­чил на берег и начал руко­водить разгрузкой. В это время осколками разорвав­шегося вблизи снаряда, Станчев был ранен в руку и ногу. Быстро перевязав раны, он продолжал руководить раз­грузкой и, не задерживаясь ни на минуту, повел паром обратно. Про­тивник атаковал наш десант, пытаясь сбросить его в реку. При поддержке танков гитлеровцам удалось потес­нить наших бойцов.
Положение становилось крити­ческим. У наших артиллеристов подходили к концу снаряды. Всё яростнее становились вражеские атаки. Вышел из строя командир десанта. Но в это время еще сто человек и четыре орудия перепра­вил Станчев. Он принял командо­вание десантом на себя и прика­зал подпустить врага на такое рас­стояние, чтобы бить его наверня­ка. Грянули дружные залпы наших артиллеристов и два “тигра” оку­тались шлейфами черного дыма. Десант открыл огонь по надвигаю­щейся вражеской пехоте. Загро­мыхали орудия поддержки с вос­точного берега. Под прикрытием этого огня главные силы советс­ких войск начали форсирование Одера на захваченный плацдарм. Станчев, весь израненный, не по­кинул поля боя до прибытия глав­ных сил, пока его не заменили. За этот подвиг старший лейтенант Станчев удостоен звания Героя Советского Союза.
Закончилась война, залечены раны, и Степан Савельевич еще Долго будет служить в Советской Армии. Сейчас полковник в отставке Станчев находится на заслуженном отдыхе. Живет в родном по­селке Каменоломни. Часто быва­ет в средних школах № 20 и № 82, встречается с учащимися, моло­дыми рабочими локомотивного депо, с призывниками в райвоен­комате. Рассказывает им о том, как не щадили жизни и защитили Родину от порабощения. Он являет­ся членом районного совета вете­ранов войны и труда, проводит большую военно-патриотическую работу.

Семнадцатилетний комбат

    В жестоком бою под госплемзаводом «При­донский» сражались воины второго стрелкового батальона, 1049 стрелкового полка и пятой батареи 822 артиллерийского полка, вхо­дивших в состав 300-й стрелковой дивизии. Комбатом был старший лейтенант Ти­хон Иванович Фирсов, кото­рый в том бою был смер­тельно ранен и скончался на поле боя. Командир пятой батареи, старший лейтенант Антон Васильевич Коваль­чук тогда чудом уцелел и сейчас полковник в отставке. Он кавалер орденов, живет в городе Ки­еве.
У нас с ним завязалась переписка. В одном из писем Антона Васильевича бы­ли такие строчки:
- Уж очень перекручены события тех давних времен. Историю надо добросовестно, честно, правдиво отразить». Постараемся правдиво рас­сказать прежде всего о са­мом Антоне Васильевиче, его боевых товарищах и со­бытиях, свидетелями которых они были и в которых непо­средственно участвовали.
Кстати, у Антона Василь­евича сохранился фронтовой блокнот, в котором на по­желтевших от времени лис­тах записаны главные собы­тия тех далеких лет. правда о тех тяжелых, кровопролит­ных боях за «Придонский». Родом Антон Васильевич из трудовой крестьянской семьи Хмельницкой области. Будучи еще школьником мечтал: стану морским инжене­ром - судостроителем. И подал таки документы в Нико­лаевский судостроительный институт. Война все перевер­нула в его жизни. В первые же дни ушел добровольцем на фронт. По чистой случайности его семья — мать, отец и две сестры —не были расстреляны по доносу фашистами.
Умение метко стрелять очень пригодилось Антону Васильевичу в боях с врага­ми, недаром еще до войны на груди постоянно красовал­ся значок «Ворошиловский стрелок». В первые дни вой­ны были тяжелые бои в Бе­лоруссии и отступление на Восток под ударами мощной танковой группировки врага. В ходе этих боев гибли бое­вые товарищи, друзья. Как ни тяжела была скорбь по ним, приходилось продолжать сражаться, не поддаваться врагу. За находчивость и ге­роизм командир орудия А. В. Ковальчук был награжден орденом Красной звезды, с присвоением звания млад­шего лейтенанта и назначе­нием командиром батареи. Так в 17 лет он стал комба­том.
А дальше — снова бои и лишения, ранение, выход из окружения. 7 ноября 1941 года в составе 93-й стрелко­вой дивизии Антон Василье­вич прошагал на знаменитом параде по Красной площади в Москве и сразу после парада снова в бой. Новые сражения, в ходе которых были и героизм, и ранения.
Затем ожесточенные бои на Дону. 12 января 1943 года воины 300-й дивизии перешли по льду реку Дон и атаковали станицу Раздорскую. В ходе пятичасового ожесточенного боя, в котором участвовали с трех сторон воины стрелковых полков ди­визии, Раздорская была ос­вобождена, но через три ча­са немцы со стороны хутора Каныгин и Пухляковский начали контрнаступление на Раздоре кую. В нем участво­вали танки, авиация, артил­лерия. Четыре контратаки отбили воины дивизии, но утром 13 января они возоб­новились.
Таким образом, плацдарм, захваченный на правом берегy Дона, мог быть ликви­дирован, так как справа и слева со стороны хуторов и с северо-запада, со стороны «Придонского» наших войск не было, а были только нем­цы. Тогда и. о. командира дивизии подполковник К. Я. Тымчик принимает решение направить туда отряд. Командовал отрядом старший лейтенант Тихон Иванович Фирсов и было в нем 200 человек.
Задача стояла такая: к рассвету отряд захватывает рубеж по западной и юго- западной окраине «Придон­ского, закрепляется на нем, тем самым обеспечивает раз­вертывание главных сил ди­визии для последующего развития наступления.
Вот что рассказал в письме Антон Васильевич: «После непродолжительного по времени уточнения походного порядка отряд двинулся к «Придонскому», обходя Раздорскую с юга скрытно, ввиду того, что часть стани­цы удерживалась немцами, там шел бой. Усилился ветер, началась вьюга, крепчал мороз. Полевую дорогу, по ко­торой мы двигались, оконча­тельно замело снегом. Разведчики и бойцы боевого охранения, а за ними основ­ные силы отряда с большим трудом, барахтаясь в снегу, шаг за шагом продвигались вперед. Кругом, куда ни глянь, голая степь. Только небольшие, иногда встречавшиеся по пути движения не высокие кустарники да бурьян с обеих сторон дороги являлись единственными ориентирами. Пушки с лошадь­ми, повозки с боеприпасами утопали в глубоком снегу и дальше продвигаться не могли. Я попросил помощи у Фирсова, и он выделил стрел­ковый взвод.
Итак, общими усилиями пушкарей и стрелков тащили орудия волокам на своем горбу. Добрались мы к утру до высоты, что в 400—500 метрах восточнее хутора. Приняли решение — стрелковому батальону с имеющи­мися в его распоряжении огневыми средствами закрепиться на западной и северо- западной окраине племзавода, а пятой батарее занять открытые огневые позиции на склонах высоты 300— 400 метрах восточнее населенного пункта. Огнем прямой наводки вместе с батальоном отражать возможные токи противника на «Придонский» и высоту.
Попытки окопаться хотя бы на два лопатных штыка, зарыть орудия и боеприпасы в землю, оборудовать щели для укрытия боевых расчетов не увенчались успехом. Грунт вмерз настолько, что никакие ломы и кирки его не брали, поэтому ограничились снежными валам вокруг орудий и тщательной маскировки боевых порядков батареи. Боевые порядки ба­тальона и батареи были построены по принципу круговой обороны, так как отсутствие соседей обязывало нас к тому...
Примерно в 10 час. в непо­средственной близости от хутора появилась вражеская разведка: впереди двухколес­ный, а за ним трехколесный мотоциклы. Боевое охранение батальона открыло по ним огонь. Экипаж первого мото­цикла в составе двух чело­век свернув в сторону, замертво повалился в снег, экипаж второго мотоцикла сумел развернуться и скрылся за высотой. Всем нам стало ясно, что скоро начнется бой. Через пару минут слышу по телефону знако­мый голос Фирсова: «Ты видишь, что происходит?».
«Как не видеть, все как на ладони, — отвечаю я. — Скоро начнется».
 И действительно, через 30—40 минут западнее «Придон­ского» развернулись боевым порядком танки и самоходные артустановки, а за ними густые цепи пехоты устремились на боевые порядки батальона и батареи. Их главный удар был нанесен по левому флангу нашей обороны. При массированном ударе артиллерии и авиации.

В жестоком бою под госплемзаводом «При­донский» сражались воины второго стрелкового батальона, 1049 стрелкового полка и пятой батареи 822 артиллерийского полка, вхо­дивших в состав 300-й стрелковой дивизии. Комбатом был старший лейтенант Ти­хон Иванович Фирсов, кото­рый в том бою был смер­тельно ранен и скончался на поле боя. Командир пятой батареи, старший лейтенант Антон Васильевич Коваль­чук тогда чудом уцелел и сейчас полковник в отставке. Он кавалер орденов, живет в городе Ки­еве.
У нас с ним завязалась переписка. В одном из писем Антона Васильевича бы­ли такие строчки:
- Уж очень перекручены события тех давних времен. Историю надо добросовестно, честно, правдиво отразить». Постараемся правдиво рас­сказать прежде всего о са­мом Антоне Васильевиче, его боевых товарищах и со­бытиях, свидетелями которых они были и в которых непо­средственно участвовали.
Кстати, у Антона Василь­евича сохранился фронтовой блокнот, в котором на по­желтевших от времени лис­тах записаны главные собы­тия тех далеких лет. правда о тех тяжелых, кровопролит­ных боях за «Придонский». Родом Антон Васильевич из трудовой крестьянской семьи Хмельницкой области. Будучи еще школьником мечтал: стану морским инжене­ром - судостроителем. И подал таки документы в Нико­лаевский судостроительный институт. Война все перевер­нула в его жизни. В первые же дни ушел добровольцем на фронт. По чистой случайности его семья — мать, отец и две сестры —не были расстреляны по доносу фашистами.
Умение метко стрелять очень пригодилось Антону Васильевичу в боях с врага­ми, недаром еще до войны на груди постоянно красовал­ся значок «Ворошиловский стрелок». В первые дни вой­ны были тяжелые бои в Бе­лоруссии и отступление на Восток под ударами мощной танковой группировки врага. В ходе этих боев гибли бое­вые товарищи, друзья. Как ни тяжела была скорбь по ним, приходилось продолжать сражаться, не поддаваться врагу. За находчивость и ге­роизм командир орудия А. В. Ковальчук был награжден орденом Красной звезды, с присвоением звания млад­шего лейтенанта и назначе­нием командиром батареи. Так в 17 лет он стал комба­том.
А дальше — снова бои и лишения, ранение, выход из окружения. 7 ноября 1941 года в составе 93-й стрелко­вой дивизии Антон Василье­вич прошагал на знаменитом параде по Красной площади в Москве и сразу после парада снова в бой. Новые сражения, в ходе которых были и героизм, и ранения.
Затем ожесточенные бои на Дону. 12 января 1943 года воины 300-й дивизии перешли по льду реку Дон и атаковали станицу Раздорскую. В ходе пятичасового ожесточенного боя, в котором участвовали с трех сторон воины стрелковых полков ди­визии, Раздорская была ос­вобождена, но через три ча­са немцы со стороны хутора Каныгин и Пухляковский начали контрнаступление на Раздоре кую. В нем участво­вали танки, авиация, артил­лерия. Четыре контратаки отбили воины дивизии, но утром 13 января они возоб­новились.
Таким образом, плацдарм, захваченный на правом берегy Дона, мог быть ликви­дирован, так как справа и слева со стороны хуторов и с северо-запада, со стороны «Придонского» наших войск не было, а были только нем­цы. Тогда и. о. командира дивизии подполковник К. Я. Тымчик принимает решение направить туда отряд. Командовал отрядом старший лейтенант Тихон Иванович Фирсов и было в нем 200 человек.
Задача стояла такая: к рассвету отряд захватывает рубеж по западной и юго- западной окраине «Придон­ского, закрепляется на нем, тем самым обеспечивает раз­вертывание главных сил ди­визии для последующего развития наступления.
Вот что рассказал в письме Антон Васильевич: «После непродолжительного по времени уточнения походного порядка отряд двинулся к «Придонскому», обходя Раздорскую с юга скрытно, ввиду того, что часть стани­цы удерживалась немцами, там шел бой. Усилился ветер, началась вьюга, крепчал мороз. Полевую дорогу, по ко­торой мы двигались, оконча­тельно замело снегом. Разведчики и бойцы боевого охранения, а за ними основ­ные силы отряда с большим трудом, барахтаясь в снегу, шаг за шагом продвигались вперед. Кругом, куда ни глянь, голая степь. Только небольшие, иногда встречавшиеся по пути движения не высокие кустарники да бурьян с обеих сторон дороги являлись единственными ориентирами. Пушки с лошадь­ми, повозки с боеприпасами утопали в глубоком снегу и дальше продвигаться не могли. Я попросил помощи у Фирсова, и он выделил стрел­ковый взвод.
Итак, общими усилиями пушкарей и стрелков тащили орудия волокам на своем горбу. Добрались мы к утру до высоты, что в 400—500 метрах восточнее хутора. Приняли решение — стрелковому батальону с имеющи­мися в его распоряжении огневыми средствами закрепиться на западной и северо- западной окраине племзавода, а пятой батарее занять открытые огневые позиции на склонах высоты 300— 400 метрах восточнее населенного пункта. Огнем прямой наводки вместе с батальоном отражать возможные токи противника на «Придонский» и высоту.
Попытки окопаться хотя бы на два лопатных штыка, зарыть орудия и боеприпасы в землю, оборудовать щели для укрытия боевых расчетов не увенчались успехом. Грунт вмерз настолько, что никакие ломы и кирки его не брали, поэтому ограничились снежными валам вокруг орудий и тщательной маскировки боевых порядков батареи. Боевые порядки ба­тальона и батареи были построены по принципу круговой обороны, так как отсутствие соседей обязывало нас к тому...
Примерно в 10 час. в непо­средственной близости от хутора появилась вражеская разведка: впереди двухколес­ный, а за ним трехколесный мотоциклы. Боевое охранение батальона открыло по ним огонь. Экипаж первого мото­цикла в составе двух чело­век свернув в сторону, замертво повалился в снег, экипаж второго мотоцикла сумел развернуться и скрылся за высотой. Всем нам стало ясно, что скоро начнется бой. Через пару минут слышу по телефону знако­мый голос Фирсова: «Ты видишь, что происходит?».
«Как не видеть, все как на ладони, — отвечаю я. — Скоро начнется».
 И действительно, через 30—40 минут западнее «Придон­ского» развернулись боевым порядком танки и самоходные артустановки, а за ними густые цепи пехоты устремились на боевые порядки батальона и батареи. Их главный удар был нанесен по левому флангу нашей обороны. При массированном ударе артиллерии и авиации.
 Батарея открыла огонь по танкам врага, а затем застрочили пулеметы и автома­ты. Горели танки, редели ря­ды вражеской пехоты. Первая атака была отбита. Но вскоре последовала вторая. В батарее появились убитые и раненые. А помощи нет ниоткуда. Весь оборонитель­ный район батальона и бата­реи заволокло дымом: было трудно дышать, резало в глазах. От грохота орудий, от взрывов мин и снарядов врага на батарее не было слышно человеческого голо­са...
Прорвавшись через боевые порядки батальона, немцы мелкими группами появились перед батареей, часть обошла батарею слева, намереваясь взять ее в кольцо. Старший лейтенант Тимофей Фадеевич Фролов, зам. комбата по политчасти, в ходе боя не один раз побывал то в одном, то в другом боевом расчете, те­перь в критическую минуту, видя и понимая сложившуюся обстановку, по собственной инициативе возглавил не­большую группу разведчи­ков, связистов и ездовых, быстро занял оборонитель­ный рубеж и огнем из руч­ного пулемета, автоматов и карабинов прикрыл левый фланг-батареи.
Особенно свирепый огонь врага обрушился на боевые расчеты сержантов Р. А. Корниловима и П. И. Мар­ченко, которые храбро и му­жественно сражались. Вдруг орудие Корниловича замол­чало... Несколько прыжков, и я оказался у панорамы его орудия, чтобы стрелять по врагу. Один выстрел, другой... и взрыв немецкого тяжеловесного снаряда или мины накрывает меня. В гла­зах желтые круги, искры, падаю, теряю, сознание... Сколько пролежал без созна­ния, точно сказать не могу. Очнулся, когда был уже закат. В голове невероятный шум, головокружение и боль. Верхняя одежда, особенно шинель, пропитана грязью, от нее несет зловонной поро­ховой гарью. На правом рукаве гимнастерки и шинели запекшаяся кровь. Возле орудия, в нескольких шагах от меня, неподвижные тела двух батарейцев. Рядом со мной на снегу отпечатки не­мецких сапог: значит, сочли и меня убитым. Кругом зло­вещая тишина...
Что делать? Надо проби­ваться к своим, но руки и ноги обморожены, меня не слушаются, не прекращаю­щаяся боль в правой руке, в голове трещит. Достаю чудом уцелевший компас, проверяю пистолет, в кармане нащупал «лимонку» и где в рост, где на четвереньках, а где и по- пластунски двинулся к Дону. Вскоре попалась палка, ко­торая мне очень помогла. Расстояние в 9 километров я еле-еле преодолел в течение длинной зимней ночи. Вышел к Дону где-то между Раздорской и Пухляковской и пере­шел его по льду. Бойцы бо­евого охранения подобрали и доставили меня в батальон­ный медпункт, а санинструк­торы потом переправили в полковой медпункт, где и была. оказана мне медицинская помощь...».
И снова были боевые сражения, бои за освобождение Дон­басса и Крыма, Белоруссии и Прибалтики, военные до­роги Восточной Пруссии, штурм Кенигсберга. К вось­ми боевым орденам был представлен за годы войны Антон Васильевич Коваль­чук.
Закончилась Великая Оте­чественная война, и Антона Васильевича посылают на учебу в Высшую офицерскую школу, а через несколько лет в Военную Академию. Затем он становится командиром полка, заместителем коман­дира дивизии в звании полковника. Но подорванное на войне здоровье, ранения и контузии, послевоенные операция по извлечению пуль и осколков дали о себе знать. Пришлось уйти в за­пас. Сейчас Антон Васильевич персональный пенсионер, лектор общества «Знание».

Т. Присухин

Сапер и машинист

 Окончилась война, в расположении гвардейского подразделения гремит музыке духового оркестра, в строю стоят солдаты, а напротив — тоже солдаты, но уже демобилизованные. В их адрес произносят напутственные слова. Уезжают с Чувством исполненного долга. Поезд медленно отходит от перрона и набирает ход. Пассажиры в военных мундирах все смотрят и смотрят в окна вагонов, вспоминают прошед­шие годы. Среди демобилизо­ванных — старшина Арсен­тий Никитович Поляков. В грозном 1943 году сем­надцатилетний юноша стал новобранцем. Вскоре 18-я ин­женерно-саперная бригада, в которую после короткой уче­бы попал молодой солдат, была придана 2-й гвардей­ской танковой армии. Так и не разлучились саперы с тан­кистами до конца войны.
Где на танках или автомашинах, где пешком продвигались саперы вперед, помогали танкистам и в обороне, и в наступлении. Мчится поезд, а солдатская память хранит в мельчайших подробностях каждый день, каждый час военных лет.
Позади остался Потсдам. В 1945 году здесь наши войска окружили большую группировку немцев, которые во что бы то ни стало хотели выр­ваться из кольца. Трое суток саперы вместе с пехотой и танкистами сдерживали натиск врага, пока он не капитулировал. Это были тяжелые бои. За мужество и героизм А. Н. Полякова наградили орденом Славы III степени.
Остался позади Берлин, а солдат все стоит у окна и вспоминает. Беспрерывный грохот, огонь и дым. Саперы день и ночь на улицах города разминировали баррикады, делали в них проходы для танков. Все ближе и ближе рейхстаг. Утром 2 мая на­ступила необычная тишина. Немецкий гарнизон капитулировал.
Какая радость Победы! Побывали в рейхстаге, обошли вокруг Бранденбургских ворот. А поезд все идет и идет, все ближе и ближе к Родине.
Проехали Одер. Здесь сапёры строила для танков мост. Дни и ночи без отдыха. А немцы бомбят, обстрелива­ют из пушек и минометов. Построили быстро.
Недалеко отсюда город Кюстрин. Вспомнился эпизод. Танкисты с саперами на бро­не так рванули вперед, что пехота осталась далеко поза­ди. А кругом немцы. Приш­лось нашим солдатам занять круговую оборону, и вокруг своих танков ставить... мины, чтобы не прошли к ним вра­ги.
Вот и Варшава. Неподалеку от нее летом 1944 года под огнем противника саперы наводили мост через Вислу. Вот, наконец, граница.
Семь лет не был Дома старшина. Возвратившись, он стал работать в Батайском депо кочегаром на паровозе. Через год поступил в Ростов­скую трехгодичную школу паровозных машинистов, пос­ле Окончания которой при­
ехал по направлению в депо Каменоломни. Здесь трудится по сей день. В 1964 году А. Н. Полякову было присвоено звание «Лучший маши­нист электровоза Северо-Кавказской железной дороги». Девятую пятилетку он выполнил по всем показателям к 22 июня 1975 года, за что награжден орденом Трудовой Славы III степени.
Арсентий Никитович с гордостью носит удостоверение «Ветеран войны — наставник молодежи». Его бывшие ученики Валерий Овчаров и Федор Подымов работают машинистами электровозов. Сейчас А. Н. Поляков обучает своему делу восемь молодых помощников маши­нистов.
Вот уже одиннадцатый год подряд коммунисты цеха эксплуатации избирают сво­им секретарем Полякова. Арсентий Никитович часто встречается с учениками подшефной школы № 82: ветерану войны и ветерану труда есть о чем рассказать молодежи.  

Т. Присухин

Пулеметчик Иван Мальцев

   Наступил новый 1920 год. Первая Конная Буденного освободила Ростов.
Ивану Мальцеву шел в ту пору девятнадцатый год. Он добровольцем ушел в 71 Кавалерийский полк 12-й кавалерийской дивизии прославленного Дмитрия Петровича Жлобы; Весной 1920-го года рядового бойца назначили вторым номером на пулеметную тачанку. Весь Кавказ, до самой Турции прошел с нею Иван Мальцев.
После освобождения станицы Невинномысской кавалеристы подошли к реке Кубань. По ту сторону ее, в станице Баталлашинской (ныне г. Черкесск), белые. Мост через реку охраняет их застава. Красный командир дает приказ: двум эскадронам с двумя пулеметными тачанками ночью переправиться, скрытно подойти к мосту и снять заставу. А дело было осенью. Темно, хоть в глаз коли. Пока переправлялись, вымокли до нитки. Бесшумно снять заставу не удалось: несколько человек убежали в сторону станицы и подняли стрельбу. Им на помощь спешили белые. А через мост уже шли красные эскадроны и разворачивались в атаку. Все это время пулемет Ивана Мальцева без остановки строчил по врагу, поддержи­вая атакующих конников.
Запомнился бой за стани­ну Ордонскую. Против Крас­ных враг бросив две кавале­рийские бригады и четыре батальона пехоты. Разгорячен­ные самогонкой, с перекошенными лицами, с длинными бородами двинулись в атаку терские казаки, но не прошли. Многие из них по­легли под пулеметным огнем Ивана Мальцева.
Внезапным налетом крас­ные кавалеристы захватили аул Ачи-Кулак, где находился штаб противника. Когда белогвардейцы получили под­крепление, они вновь выдвинулись на аул. Ведь здесь тепло, есть жилища и продовольствие. А вокруг — степи, хо­лодно. Подпустив белых на расстояние 200 метров, крас­ноармейцы открыли oгoнь из пулеметов и винтовок. Иван Мальцев израсходовал в этом бою две пулеметные лент, а это тысяча патронов. Вода Кипела в кожухе, ствол на­калился чуть ли не до крас­на, а пулемет все строчил. В декабре 1920 года на­шим войскам предстояло взять селение Евлах в Азер­байджане. Наступление на­чалось на рассвете, в тумане. Иван Мальцев был ранен в голову. Кровь заливала гла­за, а он стрелял до тех пор, пока не выбили белых. И только после боя — в лазарет.
Ставрополье, Калмыцкие степи, Дагестан, Азербайд­жан — вот этапы большего пути нашего земляка, отваж­ного пулеметчика Ивана Ро­мановича Мальцева.
В июле 1921 года возвра­тился красноармеец И. Р. Мальцев в Каменоломни, ра­ботал слесарем, машинистом, затем заместителем началь­ника депо.
Однажды уже 33-летнёго Ивана Романовича вызвали в военкомат , и предложили поехать учиться Москву, в военно - транспортную академию. Никогда, и ничего он не боялся, а тут вдруг испугался. Ведь до революции окончил всего 3 класса, да потом в армии не много учился. Самое многое у него было 7 классов. Мальцева убедили, что нужно учиться. Ведь только на таких, как он, надеется Со­ветская власть и Коммунис­тическая партия. Такие не подведут, выполнят любое задание.
В январе 1934 года Иван Мальцев стал студентом военно - транспортной акаде­мии. Учиться было очень трудно. После лекций с Мальцевым ежедневно зани­мались по два часа дополнительно, а через три с поло­виной года он с отличием за­щитил диплом и сал. военным инженером транспорта. Назначили первым замести­телем начальника Дальне­восточной железной дороги. Во время боев с японцами на озере Хасан Иван Романо­вич лично руководил достав­кой боеприпасов, продуктов питания для Красноармейцев. За эго был удостоен ордена Трудового Красного Знаме­ни. Высокую награду Роди­ны ему вручил в Кремле М. И. Калинин.
В годы второй мировой войны И. Р. Мальцев был также на переднем крае. В дни Сталинградской битвы руководил поставками для фронта, затем восстанов­лением разрушенного железнодорожного хозяйства. В конце апреля и, начале мая 1945 года полковник Маль­цев во главе с оперативной группой обеспечивал армию фронта, штурмовавшую Берлин.
После победы возвратился в, родное депо. Работал начальником предприятия, уме­ло руководил людьми. В 1950 году его наградили вто­рым орденом Трудового Красного Знамени.
Никогда не знал и не знает покоя теперь уже персональ­ный пенсионер Иван Романо­вич Мальцев. Он и в 76 лет полон сил и энергии. Участ­вует в коммунистических субботниках, в работе различных комиссий. Часто бы­вает в школах, на предприя­тиях, встречается с молоде­жью.
Жизнь Ивана Романови­ча Мальцева - это частичка истории становления расцвета социалистического государства. Со времени Beликой Октябрьской революции и до наших дней вместе с партией, народом идет по верному пути коммунист ленинского призыва.

КИБО
КИБО

Электронные библио
 

Юридическая помощь
 

АФИША
*

соцсети

ПОИСК

Найти книгу
OPAC GlOBAL Информационное пространство библиотек 

   В электронном каталоге вы найдете нужную вам книгу и узнаете, в каких библиотеках района и области она находится.

Календарь
«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Друзья сайта
  • Администрация Октябрьского района Ростовской области 
       Донская государственная публичная библиотека 
        Отдел культуры Октябрьского района Ростовской области

    МАУ Многофункциональный центр Октябрьского района по предоставлению государственных и муниципальных услуг

    ОБД Мемориал

    Портал культурного наследия России


    Архив записей


    Copyright MyCorp © 2020
    Яндекс.Метрика